A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: imagejpeg(./assets/captcha/1600411959.6186.jpg): failed to open stream: Disk quota exceeded

Filename: libraries/antispam.php

Line Number: 144

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/iiksscom/public_html/ru/system/core/Exceptions.php:185)

Filename: libraries/Session.php

Line Number: 675

Истребив браконьеров, в Казахстане смогут спасти доисторического осетра

Истребив браконьеров, в Казахстане смогут спасти доисторического осетра рыболовство

Международный Институт Хазарских исследований (IIKSS) – Осетровые появились в земных водах еще тогда, когда на самой Земле появились динозавры. И порода эта рыбная сумела пережить страшнейшие катаклизмы на планете, но долго сопротивляться антропогенному фактору, увы, не смогла. Этот вид уникальных рыб на грани исчезновения. И именно Казахстан способен остановить этот, казалось бы, необратимый пагубный процесс и изменить ход событий.
«Сундук» с бриллиантами и золотым дном
Каспийское море столетиями считалось уникальным водоемом. Его биологическая ценность заключается в том, что его акватория содержит мировой генофонд осетровых рыб: белуги, русского осетра, севрюги, шипа и является единственной в мире естественной кладовой видового разнообразия этого вида.
Не так давно на Каспий приходилось более 80 процентов от объема мировой добычи осетра, но неутолимый человеческий аппетит и жажда легких денег привели к тому, что сейчас вылов осетрины полностью запрещен, причем даже в научных целях.
К этой критической черте, перейдя грань которой многие виды осетра попали в Красную книгу, привел, конечно же, антропогенный фактор.
Во-первых, это браконьерство. Слишком уж велик соблазн солидно урвать левые деньги, при этом не вкладывая практически ни копейки. И если на рыбных фермах уже давно практикуют дойку (то есть икру получают, не убивая рыбу), то браконьеры не церемонятся со своей добычей. Они вспарывают порой даже живую рыбу, извлекают икру, а тушку бросают на берегу. В дальнейшем эта рыба протухает и разлагается, отравляя прибрежную зону, нарушая естественный природный баланс. Но эта экологическая нотка ничуть «не цепляет» браконьеров, ведь на кону многомиллионная прибыль.
Во-вторых, Каспий оказался богат и нефтяными залежами. И если в семидесятых годах прошлого века северная часть моря была заповедником, то теперь на территории казахстанского морского сектора буровые платформы стали уже привычными. На фауну влияют не только побочные продукты нефтедобывающей отрасли, но и геологоразведка. Несмотря на то, что ее методы считаются безвредными и в воду не выбрасывается каких-либо побочных продуктов, сам процесс превращает обследуемый участок в мертвую зону, где погибают все моллюски и другие организмы, являющиеся неотъемлемой частью рациона осетровых.
Драматизм складывающегося экологического состояния бассейна Каспия состоит в том, что загрязнение моря, как по количеству, так и по качеству токсичных веществ, растет из года в год, и в том, что на самом деле неизвестны истинные масштабы как суммарного загрязнения, так и количество отдельных компонентов этих веществ.
Состояние практически всех нерестовых рек — Волги, Урала, Оки, Камы, Терека — сегодня оценивается как «загрязненные» или «очень загрязненные». В качестве главных загрязняющих веществ выступают нефтепродукты, фенолы, легкоокисляемые органические вещества, хлорорганические пестициды, тяжелые металлы, аммонийный и нитритный азот. Во многих реках этого общего водного бассейна отмечается повышенная концентрация лигнина, ксантогенатов, анилина, метилмеркаптана, формальдегида.
А на отдельных участках рек среднегодовая концентрация некоторых загрязняющих веществ превышает установленные нормы предельно допустимой концентрации в десятки и сотни раз.
Основными источниками поступления загрязняющих веществ в Каспийское море являются: вынос с речным стоком; сброс неочищенных промышленных, коммунальных, сельскохозяйственных стоков; судоходство; эксплуатация нефтяных и газовых месторождений, дноуглубительные работы, транспортировка нефти морским путем.
Все эти операции в совокупности и являются причиной, которая вызвала снижение количества осетровых. То есть мы настолько «облепили» Каспий своими потребностями, что говорить о самовосстановлении его рыбных ресурсов уже не приходится. Человек может изымать эти ресурсы, но лишь в пределах, которые природа способна восстановить самостоятельно. Мы же давно перешли все допустимые границы.
Вода у нас лучше всех
После распада СССР Каспий был поделен между пятью прибрежными государствами, и Казахстану достался самый большой кусок «пирога» — длина береговой линии нашей стороны составляет около 2320 километров, Туркмении — 1200 километров, Азербайджана — 955 километров, иранский участок — 724 километра, и замыкает Россия — 695 километров.
Эти цифры, хотя и не говорят о степени вины какой-либо страны в загрязнении моря, но все же позволяют утверждать, что значительная, если не определяющая доля влияния человеческого фактора на местную фауну приходится на Казахстан. То есть можем принести в эту «осетровую дилемму» гораздо больше, чем все оставшиеся страны вместе взятые, поскольку, несмотря на столь безответственное отношение к ресурсам моря, размер и береговой линии, и шельфа у нас больше.
К тому же вода в Каспии неоднородна. По средневзвешенной оценке ее состав считается солоноватым, то есть что-то среднее между морской и речной водой. Но, что интересно, уровень этой солоноватости неравномерен и резко отличается с севера к югу моря. В его северной (казахстанской) части содержание соли составляет всего 0,05 промилле (одна промилле — тысячная доля процента), тогда как в южной — 12-15 промилле.
Богатый биогенный речной сток, низкий уровень солености, благоприятный адатаптационный, температурный и кислородный режим воды, на редкость благоприятные условия нереста и подрастания молоди рыб, ограниченная роль плотоядных хищников — все это определило исключительную роль именно Северного Каспия в экосистеме всего моря. Он, по сути, является своего рода детсадом для этих ценнейших пород рыб — вот почему именно на Казахстан возложена миссия по восстановлению рыбных ресурсов.
Пытаясь хоть как-то исправить вмешательство человека, которое продолжается уже несколько десятилетий, казахстанские ученые ведут регулярное зарыбление Каспия. Выпуском трехграммовой молоди в естественную среду обитания заводы занимаются более 50 лет, и каждый год они в среднем выпускают в море по 3-4 миллиона штук. Но достаточно ли этих усилий?
В теории коэффициент промвозврата (когда рыба войдет в промысел) равен одному проценту, следовательно за это время выпущено 150 миллионов рыб, а один процент — это полтора миллиона рыб. Это большое количество, и его в Каспии нет, уверены специалисты. Помимо браконьерств и загрязнения биологи называют третью причину — неэффективное зарыбление. Нужно перестать «мельчить».
В этом году казахстанские научные сотрудники планируют выпустить вместо трехграммовых рыбешек трехсотграммовую молодь осетра. Согласно расчетам у таких окрепших мальков больше шансов выжить в естественных условиях. Единственной проблемой может стать исчезновение эффекта поиска пищи при кормлении искусственными кормами. Но и тут рыбу закалили — в процессе выращивания, чтобы она не обленилась, в рацион питания были включены, помимо искусственных кормов, еще и естественные. Насколько эта мера окажется эффективной, покажет время. Пока остается фактом, что в Каспий выпускаются миллионы рыбешек, но видимой отдачи пока никакой.
Хочешь помочь? Не мешай!
Из 14 сохранившихся на сегодняшний день видов осетровых шесть обитают в Казахстане: белуга, стерлядь, осетр русский, осетр сибирский, севрюга и шип. О каждом из них можно узнать из научной литературы, которой в Сети предостаточно. Мы же выделим всего две особи — саму крупную и мелкую. Из завораживающих фактов — если белуге дать спокойно существовать в естественной среде обитания, то она может прожить до ста лет, при этом достигнув веса в полторы тонны (сопоставимо с массой легкового автомобиля).
А самая загадочная из всех осетровых рыб — шип. И действительно, в отношении шипа у ихтиологов, да и у рыбоводов-практиков много неясного. Долго шел (и теперь еще не закончился) спор о том, что такое собственно шип — чистый вид или помесь, а если помесь, то каких именно рыб?
Не установлены более или менее точно также места его обитания и многие подробности, касающиеся «образа его жизни». Некоторые допускают, что шип представляет собой помесь осетровых рыб: по одним предположениям — осетра и белуги, по другим — осетра и севрюги. У рыбаков в ходу названия «илийский шип», «белужий шип», «севрюжий шип», «осетровый», «стерляжий».
Из документально подтвержденных фактов удачными оказались попытки переселения его в озеро Балхаш. В 1933-34 годах 289 взрослых аральских шипов весом 6,7-30 килограммов выпустили в реку Или, где они выметали икру и дали потомство, которое через десять лет было зафиксировано в верховье реки. Сохранилась ли сейчас рыба там — неизвестно. Последнее достоверное упоминание датируется 2000 годом.
И если вокруг шипа еще ведутся споры, то, допустим, с бестером все ясно — это рыба, выведенная в искусственных условиях путем скрещивания представителей двух осетровых семейств — белуги и стерляди. Как нередко бывает во время подобных экспериментов, бестер взял лучшие характеристики обоих «родителей»: скорость роста и набора массы, быстроту созревания, отличную выживаемость и приспособляемость к условиям содержания.
Но таким образом мы вновь натыкаемся на факт, что в погоне за быстрыми деньгами пытаемся «научить» природу. Спрашивается, имеем ли мы право вмешиваться в баланс, огранка которого оттачивалась миллионы лет… Гораздо важнее сохранить каждый вид без уродующих мутаций.
Задаваясь вопросом — что делать дальше? — ключом к восстановлению популяции осетровых в Каспийском море является снижение вылова, а не увеличение зарыбления. Такое заключение сделали специалисты еще восемь лет назад. Тогда во главе с доктором Федром Дукакисом (ведущий автор исследования, старший научный сотрудник Института по научной охране океана Нью-Йоркского университета Стони Брук) группа американских и казахстанских ученых в своем исследовании провела большую работу и обосновала, что введенных методов и инструментов по охране осетровых рыб недостаточно. Только после полного искоренения браконьерства можно серьезно говорить о начале глобального проекта по восстановлению осетровых пород в естественной среде обитания.
Что касается популяции, то точная цифра, как, собственно, и места обитания различных видов осетровых в Казахстане неизвестны. Последние глобальные исследования показали, что в период с 2006 по 2012 год (согласно данным Генеральной прокуратуры РК) популяция осетровых сократилась с шестидесяти до одного миллиона экземпляров.
Двигаться по наклонной уже некуда, в искусственной среде осетры, конечно, выживут, но это будет уже не та доисторическая рыба, а плод современности, который может быть и сладок, но отличается от оригинала даже по вкусу, причем в худшую сторону.

Источник: МК в Казахстане

Новости Галерея изображений

Tags :

Комментарии

Отправить комментарий

Метки: