A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: imagejpeg(./assets/captcha/1600542152.246.jpg): failed to open stream: Disk quota exceeded

Filename: libraries/antispam.php

Line Number: 144

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/iiksscom/public_html/ru/system/core/Exceptions.php:185)

Filename: libraries/Session.php

Line Number: 675

Парламент должен принять окончательное решение по «Конвенции по Каспийскому морю».

Парламент должен принять окончательное решение по «Конвенции по Каспийскому морю». юридические нормы

Директор Международного института Хазарских исследований (МИХИ) в подробном интервью для Клуба молодых журналистов:

парламент должен принять окончательное решение по «Конвенции по Каспийскому морю». Не было никакого давления со стороны России на Иран при проведении переговоров по Каспийскому морю. 20 процентов - "минимальная" доля Ирана в Каспийском море.

Международный институт Хазарских исследований (МИХИ) - Директор Международного института Хазарских исследований считает ошибочным распространённое мнение, будто согласно Конвенции по Каспийскому морю только 20 процентов этого моря приходится на долю нашей страны. Люди не знают, что эти "20 процентов" относятся к эксплуатации дна.

Согласно сообщению представителей политической группы "Клуб молодых журналистов" Марьям Пейказар и Марьям Мирзаи; наконец, был подготовлен стол переговоров для окончательного определения судьбы Каспийского моря, чтобы пять прибрежных стран приняли окончательное решение о своих долях и типе владения. Иран, Азербайджан, Россия, Туркменистан и Казахстан - пять прибрежных государств, которые сели за стол переговоров в г. Актау, Казахстан. Но известия об этом правовом событии стали почвой для различных предположений, поскольку Конвенция, подписанная странами, имела скорее общий характер и не содержала подробностей. Это обстоятельство стало причиной того, что общественное мнение в стране по поводу доли Ирана стало двусмысленным до такой степени, что некоторые лица попытались сделать его частью политической игры.

Приняв во внимание этот факт, мы взяли интервью у директора Международного института Хазарских исследований Мейсамом Араи, чтобы для нас и нашей аудитории прояснить неясности и вопросы по этой Конвенции. В интервью он подчеркнул, что конвенция должна содержать более подробную информацию, чтобы быть одобренной парламентом, и что объявление доли Ирана в 20-процентов было не особо стратегическим, поскольку должна была быть обговорена максимальная доля. Кроме того, Араи подчеркнул, что запугивание Россией в отношении этой Конвенции - просто политическая игра, и не нужно уделять этому много внимания.

Не следует рассматривать конвенцию по Каспийскому морю в черно-белом свете.

"Клуб молодых журналистов": Как вы оцениваете Конвенцию о правовом режиме Каспийского моря? 

Араи: Наилучший подход заключается в том, чтобы не воспринимать Конвенцию в черно-белом свете, потому что ее слабые стороны можно скомпенсировать при "оттеночном" и критическом взгляде. Если смотреть на проблему с этой точки зрения, можно увидеть как отрицательные, так и положительные моменты. В этом случае, если откорректировать отрицательные моменты и к ним добавить положительные, данная Конвенция может стать относительно благоприятным договором для нашей страны. Но следует также отметить, что в международных отношениях существуют явления "торга" и взаимозачетов, на основе которых выстраивается взаимодействие и согласованность, то есть, если какое-то преимущество отдаётся противоположной стороне, тогда наша сторона также должна получить равнозначные выгоды.

Отсутствие чёткого определения исходных линий и разграничения дна Каспийского моря является одной из слабых сторон Конвенции. 

"Клуб молодых журналистов": Учитывая тот факт, что в этой конвенции не указаны исходные линии и разграничения, в позитивном или негативном ключе вы видите эту проблему, в свете будущих переговоров?

Араи: В этой Конвенции дана формула определения исходных линий, но не сами линии, эта формулировка немного ограничивает нашу страну, поэтому это одна из слабых сторон Конвенции по Каспию. Было бы лучше, если бы особые географические условия Ирана были точно оговорены, то есть конкретно имя Исламской Республики Иран с её географическим положением было приведено и записано в Конвенции, чтобы при будущих переговорах не возникало проблемы. Статья, касающаяся конкретной формы берега, в которой говорится, что если страна явно неудачно расположена географически, это относится ко всем странам, и поскольку эта статья справедлива для всех, мы настаивали на том, чтобы в этой статье был конкретно упомянут Иран, поскольку Конвенция имеет закрытый характер и в конечном итоге насчитывает 5 членов.

Не следовало оговаривать конкретное число для определения уровня исходных линий. 

"Клуб молодых журналистов": В соответствии с 8 статьей Конвенции границы морского дна должны обсуждаться и согласовываться на будущих переговорах, как вы думаете, это может считаться положительным моментом Конвенции?

Араи: Этот вопрос, безусловно, является положительным моментом, но, наряду с ним, есть и другая проблема: разграничение границ дна должно начинаться с некой точки, и это точка - побережье. Когда мы фокусируемся на формулах исходных линий или точек, мы на самом деле становимся ограничены ими, и в результате наши возможности для манёвра уменьшаются.

Четкое определение понятий - положительный момент Конвенции по Каспийскому морю. 

"Клуб молодых журналистов": В Конвенции по Каспийскому морю четко определены некоторые концепции, такие как территориальное море, исключительная экономическая зона, рыболовная зона и исходные линии: нормальная и прямая. Означает ли это, что это предотвратит множественные интерпретации в будущем?

Араи: Да, это предотвращает множественные интерпретации, но по отношению к нормальной и прямой исходным линиям следует сказать, что тот факт, что положение каждой из стран способствует тому, какая из этих линий является предпочтительной, даёт почву для споров. На самом деле, это исключает общие определения в отношении различных морских районов, но в отношении определения типа линии - нет. 

Конвенция по Каспийскому морю не будет препятствовать военному сотрудничеству своих членов с Соединенными Штатами. В сфере судоходства должны быть пересмотрены законы флага. 

"Клуб молодых журналистов": Насколько в Конвенции о правовом режиме Каспийского моря учтены вопросы безопасности и может ли она гарантировать отсутствие иностранных государств в этой морской зоне?

Араи: Сейчас, когда ведутся переговоры, и у Казахстана, и у Туркменистана существуют военные договоры с Соединенными Штатами, вплоть до того, что Азербайджан имеет обширное военное сотрудничество с Соединенными Штатами и другими странами. Поскольку оно продолжалось до сих пор, маловероятно, что такое военное сотрудничество будет прекращено после принятия Конвенции по Каспийскому морю. Возможно, стороны придут к соглашению, что военных кораблей не должно быть, но это не является основанием для утверждения, что в результате этой Конвенции они хотят свести к минимуму свои военные отношения с Соединенными Штатами и другими странами. То есть, эта Конвенция не имеет отношения к их сотрудничеству в области вооружений. 

Многие из стран, имеющих военное сотрудничество с Америкой, в будущем могут стать членами НАТО, например, Азербайджан, который, вероятно, в будущем придёт к членству в НАТО, в то время как в Конвенции нет четкой ссылки на подобную проблему. Поэтому, если ныне существующие законы флага и дальше будут управлять перемещением судов, вполне возможно, что эти военные корабли пройдут под флагом Азербайджана или любой другой страны. Поэтому необходимо, чтобы на этом законе сосредоточили больше внимания, и в процессе будущих переговоров были выработаны другие механизмы, такие как места регистрации кораблей, или независимый контролирующий экспертный орган, состоящий из представителей всех пяти стран, который контролировал бы трафик кораблей, проверял бы суда на периодической основе, или предоставлял периодические отчеты о движении судов соседним странам. Подобно сотрудничеству, осуществлявшемуся в период холодной войны между Америкой и Советским Союзом.

50процентная доля Ирана в Каспийском море невозможна ни географически, ни с точки зрения права.   
"Клуб молодых журналистов"
: Один из вопросов, который в последнее время превратился в тренд в виртуальном пространстве, связан с 50% -ой долей Ирана в Каспийском море, на которую в этом соглашении Иран будто бы "закрыл глаза",- в какой степени это достоверно и отвечает историческим фактам?

Араи: Прежде, чем перейти к фазе рассмотрения этого вопроса с точки зрения права, - уже с географической точки зрения он представляется проблематичным и невозможным. К сожалению, в виртуальном пространстве люди публикуют своё мнение, при том, что даже если их спросить о расположении на карте и количестве соседей Ирана - вразумительного ответа мы не услышим. 

Пятидесятипроцентная доля Ирана в Каспийском море означает, что две страны, Азербайджан и Туркменистан, должны быть отделены от Каспийского моря "стеной", что ни в коем случае не возможно. Также на стадии правового обсуждения вопрос 50% -ной доли Ирана в Каспийском море не поднимался, потому что упомянутая Конвенция связана с судоходством, и когда этот важный документ был написан, вопроса о проведении границ не стояло. В то самое время Советский Союз использовал нефть из Баку, как он мог заключить соглашение о пятидесяти процентах с Ираном, но при этом эксклюзивно использовать нефть из Азербайджана?! 

Ошибочное мнение о 20% доли Ирана в дне Каспийского моря; 20% «минимальной» доли Ирана в Каспийском море. 

"Клуб молодых журналистов": В прошедшие годы Иран настаивал на своей 20-процентной доле в Каспийском море. Насколько близкой к идеалу вы оцениваете эту 20-процентную долю в качестве эксперта, и как бы вы рассматривали этот вопрос, если бы вы присутствовали на заседаниях?

Араи: Было бы намного лучше, если бы не устанавливалось фиксированного и определённого числа в этом вопросе, потому что люди думают, что вся доля Ирана в Каспийском море составляет всего 20%, не зная, что 20% приходится на эксплуатацию дна. Согласно исследованиям, Иран может получить от 18 до 24 процентов дна Каспийского моря. Когда Иран настаивает на цифре 20 процентов, он фактически устанавливает верхний предел своих запросов.

Если спор будет рассматриваться в международном суде, суд будет рассматривать максимальный запрос, и если Иран озвучивает максимальный лимит на эксплуатацию Каспийского моря, это опасно, поэтому объявлять его нельзя. Хотя, при освещении в средствах массовой информации не было сделано акцента на подробностях, поскольку в резолюции Совета национальной безопасности 20% была названа в качестве примера минимальной доли, но, к сожалению, в экспертном сообществе не слишком обращают на это внимание, в то время, как даже некоторые западные ученые также говорили о 24-процентной доле Ирана в Каспийском море. 

"Клуб молодых журналистов": Согласно географическому положению Каспийского моря, глубокая часть и океаническое дно находятся большей частью со стороны Ирана, и тот факт, что если у нас будет технология, чтобы использовать глубокие скважины, у нас будет ещё один "Персидский залив" на севере страны, - насколько этот вопрос достоин внимания и обоснован?

Араи: Географически в иранской части Каспия мало нефти, мало нефтяных месторождений. С точки зрения геологии, в океаническом дне нет нефти, поскольку не сформировались антиклинальные и синклинальные складки коры. Нефть обычно расположена на склонах континента, которые в районе Ирана очень узки, в то время как на стороне Туркменистана они очень широки. Сторона Туркменистана почти вся - континентальный склон, а в азербайджанском регионе одна треть представляет собой океаническое дно, и две трети - континентальный склон, более 90 процентов иранской стороны представляет собой океаническую платформу, которая не содержит много нефти. Вот почему Суд говорит, что, если вы хотите определить свою долю моря или озера, укажите количество доступных ресурсов, поскольку это существенно важно.

Россия предоставила Ирану возможность выхода к Черному морю; Согласно Конвенции, трем внутриконтинентальным странам предоставлен выход к Мировому океану. 

"Клуб молодых журналистов": Две из пяти стран, собравшихся в Актау, Иран и Россия, были единственными, имевшими выход в воды Мирового океана. Насколько эта геополитическая позиция могла бы добавить к потенциалу Москвы и Тегерана при переговорах?

Араи: В этой связи между пятью странами происходил взаимообмен выгодами, но кажется, что страны, не имевшие выхода к океану, получили больше привилегий, так как они получили этот доступ через Тегеран и Москву. Некоторые даже утверждают, что Иран получил привилегию, чтобы через Россию иметь выход к Черному морю, но на самом деле можно сказать, что Азербайджан, Туркменистан и Казахстан получили эту важную стратегическую привилегию от Ирана - легко выходить в свободные и теплые южные воды.

Россия не оказывала никакого давления на Иран при переговорах по Каспийскому морю; Россия мало выиграла от Конвенции по Каспийскому морю.

"Клуб молодых журналистов": После подписания Конвенции возникла пропаганда, сосредоточенная на запугивании Россией, и на том, что Иран идёт на территориальные переговоры под политическим принуждением, имеет ли место такая вероятность?

Араи: В реальности процесс переговоров не имел такого характера, что Россия хотела бы оказать давление на Иран, все это - лишь политическая игра. Если мы посмотрим на карты, то обнаружим, что сама эта страна также не выиграла от этих переговоров, на Россию оказали давление некоторые новые независимые страны. В экономике Казахстана наблюдался существенный рост, и он в силах быть оппонентом России. Азербайджан и Туркменистан тоже не отстают, до такой степени, что Туркменистан можно назвать конкурентом России в энергетической сфере. 

парламент должен принять окончательное решение по Конвенции о правовом режиме Каспийского моря.

"Клуб молодых журналистов": В ближайшие месяцы также состоится встреча по Конвенции с присутствием министров иностранных дел пяти стран, с тем, чтобы на основе общих решений выработать более подробные. Насколько положительно вы оцениваете эту перспективу?

Араи: Если это произойдет, это очень хорошо, потому что многие из разногласий разрешатся, положительные и отрицательные моменты Конвенции более явно обозначатся, и если выявится слабое место, оно может быть исправлено. Наше предложение состоит в том, что, пока переговоры не достигнут результата пункт за пунктом, Конвенция не должна быть одобрена парламентом. Это требует времени, поскольку сейчас она имеет только общий характер, а до проработки в деталях нужно пройти ещё долгий путь. Все детали должны быть четко отмечены на карте, прежде, чем парламент примет окончательное решение.

Переводчик: Амин Хоссейнзаде - переводчик русского языка и член Научного Совета Международного Института Хазарских исследований (МИХИ)
 

Новости Галерея изображений

Tags :

Комментарии

Отправить комментарий

Метки: