A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: imagejpeg(): gd-jpeg: JPEG library reports unrecoverable error:

Filename: libraries/antispam.php

Line Number: 144

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/iiksscom/public_html/ru/system/core/Exceptions.php:185)

Filename: libraries/Session.php

Line Number: 675

Лабиринт противоречий правового режима Каспийского моря в интервью "Тасним"

Лабиринт противоречий правового режима Каспийского моря в интервью "Тасним" юридические нормы

Лабиринт противоречий правового режима Каспийского моря в интервью "Тасним"

Интервью с Мейсамом Араи Дарункола, директором Международного Институа Хазарских Исследований (МИХИ), взятое новостным агентством "Тасним".

Международный Институт Хазарских Исследований (МИХИ) - Кажется, что в ходе переговоров был разработан проект всеобщего правового  режима Каспийского моря. Поскольку его содержание не было обнародовано, нельзя  прокомментировать его с научной и экспертной точек зрения. По этой  причине,  законопроект сначала должен быть опубликован, чтобы и другие эксперты также выразили своё о нем мнение.

По данным международного отдела информационного агентства "Тасним", Каспийское море считается одним из самых чувствительных региональных центров в Центральной и Юго-западной Азии. Важными особенностями этого озера является особое геополитическое положение на стыке центральной Азии с Кавказом, богатые энергетические ресурсы, уникальные природные условия. До распада Советского Союза, согласно договору 1921 года, это море находилось под  эгидой Ирана и Советского Союза. Но с распадом коммунистического блока и возникновением из этой страны 15 независимых республик, число прикаспийских стран выросло с 2 до 5, и этот факт вызвал возникновение разногласий вокруг Каспийского моря. Главной причиной разногласий между прибрежными странами было отсутствие эффектиного и согласованного правового режима для всех стран. Эта проблема со временем привела к другим важным вопросам, таким как милитаризация Каспийского моря, экологическое загрязнение, вызванное добычей энергоносителей.

В этой связи, мы организовали интервью с Мейсамом Араи Дарункола, экспертом международного права, аналитиком по Каспийскому морю, предподавателем университета и директором Международного Института Хазарских Исследований; текст интервью представлен вашему вниманию ниже.

Легенда о 50%-ной доле Ирана в Каспийском море.

- Тасним - Один из вопросов, который бытует в ненаучных и даже иногда научных кругах по Каспийскому морю - легенда о 50%-ной доле Ирана в Каспийском море. Пожалуйста, дайте обзор исторических и текущих юридических прав Ирана в отношении Каспийского моря.

Мейсам Араи Дарункола - Как вы и сказали, 50%-ная доля Ирана в Каспийском море- это легенда, на самом деле нет никаких убедительных причин и доказательств в подержку этой претензии. Даже если мы обратимся  к эпохе Пехлеви Второго, мы увидим соглашения между иранскими военными властями об определении границ с другой стороной, фактически снижающие долю Ирана до 11%. Даже Советский Союз в то же время считал, что передвижения иранских самолетов ограничены теми же районами, которые соединяет условная линия между Астарой и городом Хоссейнголи. Но, поскольку это разделение было обусловлено балансом сил и политическим раскладом, оно не имело никакого юридического эффекта и не включено в договоры. С другой стороны, после победы Исламской революции распространились некоторые непрофессиональные взгляды, основанные исключительно на поверхностных политических проблемах, и в пропагандистских речах объявлялось, что доля Ирана в Каспийском море - 50%.  В то же время пан-иранская идеология также помогла укрепить эти взгляды. Результатом этого стало то, что мы видим сегодня. Если вы спросите этих людей, какую документацию они могут привести в подтверждение 50%-ной доли Ирана, мы не увидим никакой документации. В то время, как делимитация морских границ является правовым и техническим процессом и требует документации, такой как двусторонние или многосторонние  договоры.

Проект всеобщего правового режима Каспийского моря должен быть опубликован.

- Тасним - В последние годы были проведены многочисленные встречи по правовому режиму Каспийского моря на самом высоком уровне (с участием президентов). Успешны ли были эти встречи и, учитывая подписанные соглашения, можно ли сказать, что спор о правовом режиме Каспийского моря разрешен? И в принципе, разрешение конфликта по правовому режиму Каспийского моря требует политического решения, или правового решения? Могут ли хорошие отношения, в каких мы в последнее время были с Россией, помочь в этом направлении?

Мейсам Араи Дарункола - Ответ на этот вопрос зависит от того, что мы ожидаем от делимитации морских границ (которые мы ошибочно считаем разделом моря). Разграничение границ, если оно не является юридически и технически подкреплённым, не выработано на основе международно-правовых принципов и принципа справедливости,  - никогда не будет устойчивым и непременно вызовет серьезные проблемы для нас в будущем. Следует отметить, что добрососедство призывает к взаимовыгодным отношениям и такому выстраиванию политических и правовых отношений, что в будущем две и более сторон переговоров будут использовать все свои усилия для выполнения и продолжения существования договора. Популярные и непрофессиональные взгляды (которые сами по себе совсем не плохи и проистекают лишь из отсутствия опыта в конкретной сфере), заключаются в том, что море нужно разделить.

В то время, как моря имеют разные зоны с точки зрения  природы и использования, и по этой причине разграничение каждой зоны является полностью отличной от других. Например, правовые нормы поверхности воды отличаются от правовых норм толщи воды и территорий морского дна (континентального шельфа). И методы их разграничения также разные.

На уровне поверхности воды также существуют многочисленные территории, такие как внутренние воды, территориальные воды, прилегающие  или поднадзорные территории, исключительная и экономическая зона с разной шириной каждой из этих территорий и различными применимыми к ним правовыми ограничениями. Например, права стран в зоне внутренних и территориальных вод являются территориальным правом, при существующей договоренности о ширине территориальных вод в открытом море в 12 миль, и в Каспийским море - в 15 миль. Но права стран в прилегающей и поднадзорной территории, исключительной экономической зоне, континентальном шельфе и т.д., являются экономическим и функциональным правом ( под функцией  подразумевается функциональность, а не суверенитет), то есть никто не владеет этими территориями, но для одной из сторон существуют на этих территориях  особые экономические права.

Надеюсь, что это краткое объяснение даст некоторое понятие о сложности работы по делимитации границ, и поэтому стороны проводили переговоры практически на единой правовой основе. Приняв её во внимание  (с небольшой разницей), сегодня составлен проект всеобщего правового режима Каспийского моря. Поскольку содержание этого проекта не публикуется, нельзя высказать своё мнение относительно его профессионального и научного уровня, но, как правовед, я всегда должен смотреть на проблемы со скептицизмом и критически. По этой причине я считаю, что проект закона должен быть опубликован, чтобы позволить научному сообществу рассмотреть его. В этом отношении мы, разумеется, не должны полагаться на мнения ограниченного круга экспертов, которые, возможно, не имеют достаточного, достойного доверия научного опыта в области морского права, или же если даже имеют, их воззрения могут быть специфичными и требующими критического рассмотрения. С другой стороны, люди имеют право знать, что происходит на окружающих их территориях.

Опасность для природы Каспия: Тегеранская конвенция не обеспечила достаточных гарантий.

- Тасним - Одной из важнейших проблем Каспийского моря являются экологические проблемы. Несмотря на подписание Тегеранской конвенции и других природоохранных правовых соглашений, кажется, что из-за экономических интересов прикаспийские страны  не уделяют должного внимания окружающей среде Каспия. С учетом большей уязвимости береговой линии нашей страны это стало конфликтным моментом, и даже поступает информация, что от соседних стран поступали по этому вопросу жалобы в международные инстанции. Какое решение и какие действия могут быть приняты для укрепления юридических прав этих соглашений и упрочнения гарантий их исполнения?

Мейсам Араи Дарункола - В этом небольшом объёме у меня нет возможности изложить полное объяснение этой конвенции. Но вы должны знать, что самая большая слабость норм международного права заключается в том, что нет достаточной гарантии соблюдения правил. Тегеранская конвенция также не была застрахована от этой слабости. В этом контексте проблема становится особенно острой тогда, когда она связана с экономическими интересами сторон. Если вы рассмотрите статистику, вы увидите, что нефть и газ для прикаспийских государств - это все. Нефть - это то, что увеличивает бюджет Азербайджана с 200 миллионов долларов до 30 миллиардов долларов. Более 90% всех доходов прикаспийских государств исходит от продажи нефти и газа, и их производных. Без нефти можно попрощаться с цивилизацией и жизнью. Поэтому в данной ситуации не следует ожидать, что страны забудут свои жизненно-важные интересы и предпочтут им выгоды для окружающей среды, которые с их точки зрения не так важны.

Поэтому я считаю, что механизмы поощрения и наказания Тегеранской конвенции недостаточно разработаны. Однако, мы не можем обвинять какую-то одну конкретную сторону. Политические системы прикаспийских государств являются молодыми и  малоопытными, и по-прежнему сталкиваются с кризисом национальной безопасности и суверенитета, но, возможно, следующие поколения, когда уровень напряженности уменьшится, смогут попытаться повысить статус экологических интересов. Разумеется, я считаю, что мы должны предпринять конкретные шаги в сторону выработки обязательного механизма для исполнения Тегеранской конвенции. Потому что, как было сказано ранее, не было принято никакого определенного решения для обязательного исполнения государствами настоящей Конвенции, и мы должны отдавать себе отчёт, что правовой закон без  механизма, обязующего его к исполнению, является просто фикцией.

Проблема военного присутствия иностранных держав в Каспийском море.

- Тасним - Одна из самых важных проблем безопасности, связанная с Каспийским морем, является проблема его милитаризации. В последние годы мы стали свидетелями того, что прибрежные государства предпринимают на Каспии действия в оборонной и военной сфере. В чем причина этой милитаризации, и как можно представить перспективу этой тенденции?

Мейсам Араи Дарункола - Реалистичный взгляд требует признать, что нельзя ожидать отсутствия военно-морских сил в Каспийском море. Возможно, вы имеете в виду присутствие иностранных держав в Каспийском море, что является вполне логичным мнением. На самом деле, следует помнить, что оружие и военная техника не всегда используются для войны, но также, иногда, - для сдерживания и политического и правового урегулирования отношений. Есть две серьезные проблемы от присутствия иностранных держав на Каспии, а именно: отношения между сторонами в Каспийском море должны быть такими, чтобы они не боялись друг друга.

Подобное чувство становится причиной ввода иностранных  держав в регион теми странами, что в находятся в слабом положении. Следует помнить, что мы нужны друг другу, и если это чувство укрепится, конфликты и  военные проблемы отойдут в сторону. С другой стороны, важная часть причин присутствия иностранных держав связана с внутренней ситуацией в странах Каспийского региона. Как известно, Туркменистан, Казахстан, Азербайджан и даже Россия не могут похвастаться хорошим положением в плане демократии. Три страны: Азербайджан, Казахстан и Туркменистан считают военную технику и военную поддержку Запада не только инструментом международного баланса сил, но и рассматривают их как инструмент поддержания своей политической системы.

Из-за этих сложностей невозможно идеалистически обсуждать вопросы милитаризации Каспийского моря и его приграничных стран.

Транзитные стратегические проекты для нефтедобывающих стран - это просто вопрос престижа.

- Тасним - В качестве последнего вопроса, позвольте спросить, как влияют на интересы Исламской Республики и сложную ситуацию Каспийского моря международные транзитные проекты в рамках стратегических планов Китая (автомагистраль) и Индии (международный коридор Север-Юг), а иногда и западные проекты? Дают ли эти планы стратегические выгоды  Ирану в районах вокруг Каспийского моря?

Мейсам Араи Дарункола - Давайте посмотрим реалистично на проекты Китая и Индии. Эти проекты являются для Китая и Индии стратегическими. Я не хочу создавать  негативный взгляд на эти проекты, но реальность такова, что эти проекты принесут огромную прибыль для начального и конечного пунктов. Действительно, эти проекты и их переход в страны с полностью нефтяной экономикой или даже с какой-либо другой однотоварной экономикой, не имеют для них никаких бонусов, кроме политического престижа.

В самом лучшем случае, если у нас будет достаточная инфраструктура для автомобильных, железнодорожных и морских перевозок, и мы сможем извлечь выгоду из транспортной отрасли, но в долгосрочной перспективе, с изнашиванием инфраструктуры и транспортного парка, нам придётся столкнуться с экономическим спадом. Скажем без обиняков: такие проекты, как автодорожная магистраль, могут привести к реальным и экономическим выгодам, или даже к политическому развитию, если мы либо создадим  производственные мощности, способные конкурировать с Китаем, либо будем производить конкурентоспособные продукты, которые будут экспортироваться по этому транзитному маршруту в Китай, Европу и другие страны, или же у нас будет совместное производство и доля в производственном процессе, так что мы, почувствовав запах поездов и автомобилей, сможем помочь отечественному производству и занятости. Хотя мы можем иметь на это минималистский взгляд, и на ближайшие несколько десятилетий будем представлять себя зависимыми от нефти и под санкциями Запада, но можем рассчитывать, что такой путь может стать нашим жизненно-важным инструментом и нашей переговорной силой в отношении Запада. Но опыт последних 100 лет показывает, что наши мечтания не только никогда не приводили к тому, чтобы  Иран оказывал давление на Запад, но даже стали причиной исключения Ирана и обхода Ирана другими путями.

Объем внешней торговли Ирана составляет немногим более 40 миллиардов долларов. Население Турции равно населению Ирана, а объем её внешней торговли составляет более 350 миллиардов долларов. Сравнение этих двух цифр показывает, что объём иранской экономики очень мал. Это привело к тому, что Иран не может приблизиться к ряду других стран (особенно соседних стран и держав с сильной экономикой, таких как Китай и Германия и т. д.). Если наше экономическое положение не будет удовлетворительным и, как результат, они не поддержат нас в нашем балансе сил с Западом, или, если и будет политическая поддержка  Ирана, то в их руках Иран будет картой в игре с Западом. Тот же объем торговли становится причиной того, что для Китая, Иран не имеет такого исключительного и привилегированного положения, чтобы он предпочёл нас  остальным направлениям и другим странам.

Поэтому мы должны двигаться в направлении производственной внутренней  экономики. Возможно, нам даже придется игнорировать некоторые экологические проблемы, но в нынешних условиях, двигаясь к основанной на науке промышленности, роль правительства в которой мала, а роль университетов и частного сектора велика, тогда мы сможем извлечь выгоду из таких схем, как автомагистраль, и даже заставим в будущем Китай или Европу, из-за экономической потребности в Иране,  не игнорировать Иранское направление. В противном случае, при сохранении нефтяной и государственной экономики, если этот проект пройдёт через Иран, он превратится в угрозу безопасности, будь то контрабанда или ещё большая зависимость от Европы и Китая. Опять же, я подчеркиваю, если мы не пересмотрим категорю экономики в Иране. Естественно также, что эти планы  имеют потенциал вредного воздействия на окружающую среду со стороны стран-участниц. Мы не должны игнорировать эту проблему, уже прямо сейчас мы должны думать о ее возможных негативных последствиях.

Автор: Мейсам Араи Дарункола - доктор международного публичного права, член факультета университета и директор Международного Института Хазарских исследований (МИХИ)
Переводчик: Амин Хоссейнзаде - переводчик русского языка и член Научного Совета Международного Института Хазарских исследований (МИХИ)

Новости Галерея изображений

Tags :

Комментарии

Отправить комментарий

Метки: