Эксперт по вопросам Каспия: "ТАНАП" может стать предлогом для увеличения присутствия Запада на Каспии энергия

Эксперт по вопросам Каспия: "ТАНАП" может стать предлогом для увеличения присутствия Запада на Каспии

Международный институт Хазарских исследований (МИХИ) - Согласно сообщению международного информационного агентства "Тасним", открытие  транзитного Трансанатолийского газопровода под названием «ТАНАП», состоявшегося некоторое время назад в присутствии президентов Турции и Азербайджанской Республики, породило споры среди аналитиков.

Одним из основных направлений, рассматриваемых экспертами, является будущее участия Туркменистана в этом проекте. Несмотря на то, что европейцы неоднократно заявляли о своем желании покупать туркменский газ, и несмотря на естественную заинтересованность Туркменистана в диверсификации своего энергетического рынка на маршрутах, отличных от России, вопрос о передаче энергоносителей по дну Каспийского моря не позволил это реализовать.

Одной из основных причин этого является неопределенный правовой статус Каспийского моря и разногласия между прибрежными странами. Одновременное с открытием газопровода "ТАНАП" подписание проекта Конвенции по правовому режиму Каспийского моря главами прибрежных государств, которое, как сообщается, намечено на август, - снова открыло поле для исследований по этой теме.

Этот вопрос и стал темой нашего интервью  с директором Международного института Хазарских исследований  Мейсамом Араи Дарункола, которое мы представляем вашему вниманию ниже.

"Тасним": - Турция ранее неоднократно выражала желание, чтобы Туркменистан принимал участие в "ТАНАПе". Ранее в рамках тюркоязычных стран эти вопросы были подняты при обсуждении Транскаспийского газопровода. Каков был реальный ответ Туркменистана по поводу такого проекта?

Араи: - Природный газ является основным источником доходов для Туркменистана. Естественно, туркмены стремятся привлечь новые источники дохода и новых клиентов. Но, несмотря на такое желание,  поведение Туркменистана и его политической структуры в политико-экономических вопросах слабо прогнозируемо. Туркмены хотят, чтобы турки участвовали в их экономических планах, но в той же мере боятся гегемонии Турции или любой другой страны в своем политическом пространстве.

В связи с этим, нельзя скрыть и иранское, и российское недовольство строительством Транскаспийского нефте- или газопровода по экологическим и другим причинам.

За последние несколько лет Иран и Россия неоднократно предпринимали шаги по восстановлению своих связей с Туркменистаном, чтобы заставить туркмен сомневаться в процессе расчета прибыли и выгод.

С другой стороны, такие проекты, как ТАПИ, также влияют на  окончательное решение туркмен. Потому что клиентам нужен дешёвый  газ, и, возможно, это будет не под силу обеспечить такой стране, как Туркменистан, который не имеет выхода к морю.

"Тасним": - Как будет влиять этот проект на разногласия между Туркменистаном и Азербайджаном в общих областях каспийской энергетики? Могут ли эти разногласия помешать реализации этого проекта, или можно надеяться, что они будут разрешены посредничеством Турции в рамках этого совместного проекта?

Араи: - Разногласия между этими двумя странами, Азербайджаном и Туркменистаном, по их общим сферам не окажет существенного влияния на их отношения. Ведь большая часть запасов и месторождений нефти и газа обеих сторон находятся в  прибрежных районах, или далеко от побережья. Но можно предположить, что Турция, для того, чтобы превратиться в энергетический узел в этом регионе, будет пытаться сблизить эти две стороны.

Однако в этой сфере первенство Ирана и Азербайджана в обширном нефтяном бассейне Альборза можно считать "контрольным выстрелом" для притязаний туркменской стороны. Так как это действие не только укрепляет политически-газовое единство Ирана и Азербайджана, но и становится причиной того, что Иран и Азербайджан по отношению к Туркменистану будут друг для друга играть роль адвоката. Такое положение вещей будет также в ущерб Турции. Так как Турции известно, что Иран на севере страны имеет значительные запасы газа, и у него нет иного выхода, кроме как экспортировать их в Европу.

И так как Турция покупает иранский газ с меньшими сложностями, чем туркменский газ, то пытается сохранять нейтралитет, пока не прояснится положение в этих сферах. При таких обстоятельствах, Турция непременно желает, чтобы Туркменистан защищал "ТАНАП", так как большее количество продавцов газа в регионе не только увеличат прибыль Турции, но и станут гарантом того, что какой бы ни была политическая ситуация в регионе, эти трубопроводы никогда не будут пустовать.

"Тасним": - Сообщается, что на августовском заседании прикаспийские страны должны обсуждать этот проект.

Араи: - Существование и качество этого проекта связаны с правовым режимом Каспийского моря. У Ирана и России есть свои политические, экономические и экологические соображения. Кроме того, что существует широкий разброс мнений среди экспертов в этой области о причинах политической и экономической оппозиции между Ираном и Россией, экологические соображения в этом вопросе весьма серьезны.

Из-за особого положения этой области, воды Каспийского моря большей частью скапливаются на юго-восточной стороне Каспийского моря. Поэтому загрязнение в середине Каспийского моря будет означать, что его последствия будут на юге Каспийского моря. С другой стороны, установка подводных трубопроводов определенно скажется на качестве экосистемы Каспия. В настоящее время Иран использует ноль кубических метров газа и ноль баррелей нефти Каспийского моря. То есть ничего, и поэтому польза, которую мы извлекаем из Каспия - это ресурсы его животного мира.

Поскольку Каспийское море является закрытым морем, морские организмы не имеют возможности миграции и изменения своей среды обитания в случае негативного воздействия окружающей среды. Точнее, нет ничего, кроме смерти, чтобы противостоять им. Таким образом, Иран увидит серьезный ущерб экосистеме, хотя , по-видимому, Иран и Россия в целом согласились с настоящим предложением. Хотя это - заявление заместителя министра иностранных дел Азербайджана, и необходимо подождать и посмотреть, каков будет итог по правовому режиму Каспийского моря.

"Тасним": - Вопреки соглашению 2007 года между прибрежными государствами, одной из проблем этого  и подобных ему проектов является увеличение активности государств извне Каспийского региона, особенно в сфере безопасности. Особенно после недавнего соглашения Казахстана с США о транспортировке американского оборудования в Афганистан через Каспий, породившем разговоры, что Казахстан нарушает соглашение. Могут ли такие проекты, как ТАНАП, усугубить эту тенденцию?

Араи: - Основными акционерами нефтяных месторождений Азербайджана, Казахстана и даже Туркменистана являются иностранные компании. Поэтому можно сказать, что они долгое время имеют значительное присутствие в Каспийском регионе и в балансе его энергоресурсов.

Естественно, что продолжение этого процесса вызовет такую же ситуацию на Каспии, с какой мы столкнулись в Персидском заливе. Поскольку требование Запада иметь присутствие в Персидском заливе (с середины XIX века) было защитой своих экономических интересов и интересов своих граждан. Такие страны, как Британия, очень хорошо понимают цену стабильности и прочных позиций политики и экономики.

Их политика заключается в том, что они всегда предпочитают профилактику, а не лечение. Выражаясь яснее, если для Запада есть серьезные экономические выгоды ( и, в частности, для Соединённого Королевства и Соединенных Штатов в Каспийском регионе), они, несомненно, в конечном итоге, будут защищать и преследовать свои интересы. Помимо уравнений экономической безопасности, две страны, Иран и Россия,  всегда были и будут мишенью Запада  в Каспийском регионе.

В числе основных причин этого конфликта стоят идеологические разногласия, различие политических структур, различные политические и экономические интересы и, в конечном счете, политическая конкуренция. Таким образом, существование таких проектов, как ТАНАП, можно рассматривать как повод для Запада, который таким образом может нанести удар Ирану и России.

"Тасним":  - Китайский проект кольцевой автомагистрали имеет особый взгляд на категорию энергетики. Китай также  в последние годы пытался "привязать" к проекту автодороги проекты того же направления. Считаете ли вы, что ТАНАП может быть "привязан" к автодороге, и, таким образом, лучше развиваться?  Каковы требования и последствия  этого?

Араи: - Одна из проблем Китая заключается в обеспечении  сырьем своего экономического роста, а также в продаже своей продукции в Европу и США, на долю которых приходится более 60% экспорта Китая. Но если мы посмотрим на реалии и примем во внимание технические требования, то обнаружим, что железные- и автодороги не могут в принципе быть хорошим средством для транспортировки таких материалов.

Однако, Китай также определил морской "шелковый путь" , который не будет связан с существующими наземными коммуникациями, особенно с Каспийским регионом и такими проектами, как Tанап. Однако, если строительство кольцевой дороги и автомагистрали будет начато, потенциальные возможности, полученные благодаря им, могут быть использованы в экономических и производственных сферах проекта ТАНАП.

Например, создание нефте- и газоперерабатывающих заводов создаст перерабатывающие отрасли промышленности. Пластмассы, полиэтилен и т. д. относятся к числу тех материалов, которые могут быть легко доставлены на потребительские рынки или в перерабатывающие отрасли по автодороге.

"Тасним": - Интересы Ирана - один из главных вопросов по ТАНАПу. Существуют мнения, которые видят в ТАНАПе шанс для Исламской Республики Иран, который может обеспечить маршрут для экспорта иранского газа. Некоторые, в то же время, считают его фактором снижения роли Ирана в энергетическом секторе. На ваш взгляд, как ТАНАП повлияет на интересы Исламской Республики Иран в нынешней ситуации и в перспективе на будущее?

Араи: - К сожалению, нефтяная промышленность накладывает условия, которые даже при наилучшем раскладе ставят нас в зависимость от участия других стран, особенно тех, которые владеют технологиями и имеют высокую численность населения. Таким образом, можно будет использовать преимущества таких проектов, как ТАНАП тогда, когда, во-первых, в стране будет достаточно технологий и инвестиций для добычи нефти и газа (особенно на севере страны и в Каспийском море) и, во-вторых, в Европе будет достаточное  и значительное число клиентов.

Итак, если мы полагаем, что, во-первых, есть достаточно технологий для добычи иранского газа, и также достаточное количество клиентов в Европе, которые могут покупать иранский газ по разумной и экономичной цене, тогда было бы полезно рассмотреть такие проекты, как ТАНАП. С другой стороны, роль Ирана в энергетических областях полностью зависит от политического баланса и потенциалов других стран региона и мира в области энергетики.

К сожалению, при анализе мы всегда склонны видеть наши преимущества и потенциал, и мы не всегда учитываем географический и негеографический потенциал соседних стран, по этой причине в последние десятилетия все проекты по транспортировке энергоносителей  были отложены, а со времени санкций даже энергоснабжение зашло в тупик, и теперь мы стали разменной картой Китая или России против Запада.

Источник: Международное информационное агентство Тасним.
Переводчик: Амин Хоссейнзаде - переводчик русского языка и член Научного Совета Международного Института Хазарских исследований (МИХИ)

Ссылки на оригинальные страницы:
https://www.tasnimnews.com/fa/news/1397/04/10/1765001
http://www.iikss.com/fa/index.php/route/news_det/MTA0Nzg

 

 

Новости Галерея изображений

Tags :

Комментарии

Отправить комментарий

Метки: