Придёт ли решение правового статуса по Каспийскому морю через Гаагу? юридические нормы

Придёт ли решение правового статуса по Каспийскому морю через Гаагу?

Международный Институт Хазарских Исследований (МИХИ) - После периода "эмоционального взгляда" на проблему Каспийского моря и долю Ирана в нем, наконец, кажется, что политические и социальные условия страны сформировали основанный на логике и технологии подход к этому важному вопросу. С развитием правовых концепций и основываясь на политическом дискурсе, мы пришли к выводу: экспертное сообщество осознаёт  факт, что в основе своей вопрос "Какой процент Каспийского моря - наш?" – неправильный и неполный вопрос. Этот вопрос стал предметом изучения в интервью с доктором Мейсамом Араи Дарункола, директором Международного Института Хазарских Исследований (МИХИ).

Моря и водные ресурсы, по причине разнообразного их использования, разграничиваются по-разному, и поэтому разграничения на основе поверхности вод отличаются от разграничений по глубине, или толще воды. Кроме того, законы по морскому дну варьируются от уровня глубин до уровня поверхности воды. С поверхностью воды, в зависимости от близости водной зоны к берегам какой-либо страны, мы наблюдаем различную правовую практику на разных расстояниях. Вот почему вопрос о том, какая часть Каспия принадлежит Ирану, является неправильным.

На самом деле, следует поставить вопрос так:

"Придёт ли решение правового статуса Каспийского моря через Гаагу?"

Континентальный шельф – основная и ключевая проблем прикаспийских стран.

Процесс переговоров и связанных с ними новостей показывает, что разногласий по поводу территориальных вод и рыболовной зоны в Каспийском море нет. Многие проблемы безопасности и защиты окружающей среды, с некоторыми естественными вызовами,  были решены разумным путём и закрыты.

Но на данный момент основной и  ключевой проблемой между прикаспийскими странами является правовой режим континентального шельфа, та же проблема с исключительной и особой экономическими зонами и точными  границами территориальных вод, которые являются отправной точкой для расчета других морских зон. Значение этой линии также не ограничивается определением дальнейших зон, так как, по причине того, что воды за этой чертой  считаются внутренними водами страны, она имеет важное значение. Следует отметить, что определение доли в использовании странами континентального шельфа и особой экономической зоны должно происходить между граничащими, соседними странами. И в Южно-Каспийском регионе оно не может считаться связанным с северными странами Каспия (включая Россию и Казахстан). С другой стороны, определение доли (делимитация границ) северных частей Каспийского региона не связано с Ираном. Поэтому для разрешения споров о делимитации границ между странами южной части Каспийского моря необходимо вести двусторонние переговоры (Иран-Азербайджан и Иран-Туркменистан), а затем перейти к трехстороннему урегулированию проблемы границы между Ираном, Туркменистаном и Азербайджаном.

В такой ситуации, если страны не смогут разрешить свои споры путем переговоров или посредничества третьей стороны, они неизбежно должны решать споры  юридическим путём. В этом отношении существует два основных пути:

Придёт ли решение правового статуса Каспийского моря через Гаагу?

Первый, - передать вопрос в арбитраж, - может быть более приемлемым для сторон. Потому что фобия международного права и неискушенность в его правилах прикаспийских стран способствует тому, что они больше заинтересованы в этом способе. Поскольку при арбитражном процессе стороны выбирают и назначают судей, и эти судьи также назначают нескольких председателей для решения настоящего вопроса на основе существующих договоров, или любого другого принципа или правила, который стороны считают для себя приемлемыми. Привлекательность вопроса заключается в том, что стороны могут основывать арбитраж на любом правиле или соглашении, которые они сами выбирают, и таким образом исключить себя из сферы действия норм международного права.

Но второй путь, более известный в массах, заключается в направлении этого вопроса в Международный Суд. Следует отметить, что этот путь не является невозможным, но - гораздо более сложным, чем это себе представляют. Международный Суд не таков, как обычный суд внутри страны, где каждая страна могла бы легко в него обращаться  и обязать присутствовать в разбирательствах другую сторону (ответчика).

Факультативность компетенции при разбирательстве обязательна.

Для того, чтобы начать разбирательство, Международный Суд должен обладать компетенцией. То есть пока суд не имеет компетенции для рассмотрения вопроса, он не может начать разбирательство. Как говорится об этом аспекте международного права, "Международный Суд для разбирательства должен обладать факультативной компетенцией." Это означает, что для разбирательства по какому-либо вопросу страны должны дать Суду на это разрешение. Конечно, оно может иметь разные формы. Например, эта компетенция может быть предоставлена от сторон Суду в форме многостороннего или двустороннего соглашения, или даже одностороннего заявления.

Рассмотрение существующих документов показывает, что ни один документ не может создать эту компетенцию, и единственный способ передать этот вопрос в Суд - это полное и явное согласие спорящих сторон. То есть, Азербайджан и Иран должны согласиться передать спор в Суд, что вряд ли произойдет в ближайшем будущем. Поскольку рассмотрение Тегеранской конвенции, касающейся окружающей среды Каспийского моря, показывает, что страны закрыли даже малейшую лазейку для рассмотрения экологических споров в международных судах, маловероятно, что в этой ситуации можно будет передать международные споры в гораздо более важных областях в Международные Суды.

Заключение:

Возможно, причины и основания для того, что прикаспийские государства не передают споры в Международные Суды, вполне ясны, и они в том, что международное право является одной из главных основ Суда при вынесении решений. Итак, можем ли мы  ожидать, что, в то время как страны не готовы в атмосфере открытости включить в свою повестку дня следование нормам международного права при определении статуа Каспийского моря, они согласятся на Международный Суд?

Ведь исследования показывают, что соблюдение норм международного права в его нынешнем состоянии будет больше всего выгодно Ирану. Если лица, принимающие решения, придут к выводу о том, что этот спор должен быть разрешен через Международный Суд, тогда они должны вести переговоры в этом направлении, чтобы стороны согласились передать дело в Суд. В этом случае, с привлечением их согласия, можно на передачу спора в Суд возлагать какие-то надежды.

Автор: Мейсам Араи Дарункола - доктор международного публичного права, член факультета университета и директор Международного Института Хазарских исследований (МИХИ)
Переводчик: Амин Хоссейнзаде - переводчик русского языка и член Научного Совета Международного Института Хазарских исследований (МИХИ)
Источник: Новостное исследование телерадиовещания.
Ссылка на текст интервью в новостном агентстве телерадиовещания:  http://www.iribnews.ir/fa/news/2141020

Новости Галерея изображений

Tags :

Комментарии

Отправить комментарий

Метки: